Алкоголизм в наследство?

Алкоголизм – тяжелая болезнь, трудно поддающаяся лечению. Это уже бесспорный факт. О природе возникновения этого тяжелого недуга ученые все еще спорят. Но так или иначе, большинство из них сходится на том, что есть люди, у которых больше вероятности впасть в зависимость от спиртных напитков – это те, у кого в роду уже были больные хроническим алкоголизмом.

/

О том, как избежать «родового проклятия», как снизить риск развития этой болезни у себя и своих потомков, нам рассказала кандидат медицинских наук, психиатр, главный врач больницы Московского научно-практического центра наркологии Елена СОКОЛЬЧИК.

/

– Елена Игоревна, насколько реально физиологически унаследовать эту болезнь от родителей, дядей-тетей, бабушек-дедушек?

– Не стану утверждать, что дети алкоголиков непременно должны стать алкоголиками. Известно немало случаев, когда в семьях, где оба родителя активно злоупотребляли спиртным, вырастали дети, принципиально его не употребляющие. Генетически передается содержание ферментов: алкогольдеги-дрогеназы и ацетальдегидрогеназы, которые расщепляют в организме спирт и продукты его распада. А дальше все зависит от того, сколько спиртного человек будет употреблять. Ведь если он совсем не будет пить – он никогда не станет алкоголиком.

– Существуют ли какие-то особо опасные периоды жизни, когда лучше вообще не притрагиваться к алкоголю – чтобы, не дай Бог, не затянуло?

– Чем раньше человек приобщается к алкоголю, тем больше вероятность попасть в зависимость в будущем. Поэтому в группе риска по алкоголизму – конечно, те, кто начал выпивать в детстве и юности.

– А как наркологи комментируют тот факт, что, например, в Италии или на Кавказе вино дают попробовать даже маленьким детям? Но там нет алкоголизма!

– Здесь на самом деле вступают в силу и генетический, и социо-культурный факторы. Как раз в этом случае можно говорить о наличии «предрасположенности к алкоголизму» или ее отсутствии. Начнем с того, что каждый из нас реагирует на спиртное по-разному: одному становится весело и хорошо, а у другого наступает дурнота, повышается давление, сердцебиение. Так вот, у тех, кому от спиртного становится плохо, наблюдается пониженная активность фермента ацетальдегидрогеназы, которая отвечает за переработку алкоголя. При этом человек «отравляется» непереработанным алкоголем. Такая особенность ярко прослеживается у жителей Азии. Поэтому и ген, отвечающий за медленную ацетальдегидрогеназу, называется азиатским.

– А как обстоят дела с этим геном у европейцев?

– Относительно хорошо. Поэтому ген, обусловливающий быструю переработку алкоголя, называют европейским. По иронии судьбы люди с этим «крепким» европейским геном более подвержены алкоголизму. Их часто подводят такие ошибочно оптимистичные реакции на алкоголь как улучшение самочувствия и настроения, отсутствие головной боли на следующий день и тому подобное. В итоге человека может «затянуть» в это состояние. Тогда как люди с азиатским геном изначально реагируют на спиртное болезненно и по этой причине выпивают либо совсем мало, либо вообще не пьют.

– Возвращаясь к нашему кавказскому региону – все-таки: почему нет алкоголизма там?

– Италия, Испания, Греция, а также Кавказ и Ближний Восток – это географические регионы, в которых культура виноделия существует тысячелетиями. В северных странах люди пьют вино относительно недавно – несколько столетий. Поэтому у южан защитный механизм уже давно и крепко сформирован, и они, в принципе, более устойчивы к влиянию алкоголя, чем северяне. Схема проста: чем южнее народ, тем он более защищен от алкогольной зависимости – и, соответственно, чем севернее, тем слабее перед ней.

– Россия – это и Европа, и Азия, у нас кровь достаточно сильно перемешана. Выходит, что и шансы спиться – 50 на 50?

– Да, именно поэтому у нас много пьющих, хотя много и непьющих. Однако не стоит шутить с выпивкой, считая, что тебе генетически не грозит стать алкоголиком. Алкоголизм – враг коварный и беспощадный, и если он почувствовал благоприятную почву – его не остановят ни социальные, ни географические, ни даже наследственные факторы.

– Чем при этом может помочь современная медицина?

– Наш Московский НПЦ наркологии имеет свою реабилитационную программу для больных, страдающих различными вариантами зависимости. И с ее помощью мы удержали от рецидива сотни людей, прошедших у нас лечение – причем лечение у нас абсолютно бесплатное, и наши пациенты имеют возможность убедиться: не всегда то, что бесплатно – плохо. Я бы даже сказала, что это направление по своей значимости не менее, если не более, важное, чем медикаментозное лечение, потому что учит зависимого человека жить без привычного химического допинга. Оно также вовлекает в оздоровительный процесс окружение пациента. Родным ведь тоже нужно менять свое поведение, так как и они обычно заболевают, но другой болезнью, которая называется «созависимость». А потом, есть еще группы «анонимных алкоголиков», которые становятся все более популярными у нас в стране и, кстати, многим уже очень помогли.

А вообще-то необходимо иметь в виду, что выздоровление – это тяжелый процесс, требующий как психологических, так и просто физических усилий и от больного, и от его родственников. Так что не надо заранее опускать руки и говорить, что ничего не получится, что чудес на свете не бывает. Чудеса мы совершаем сами, если в них верим.

Елена СЕРЕБРЯКОВА

 


     11.01.2012     Просмотров: 1979  

Будь в курсе событий!
Добавь «Хозяйство»
в избранное.

Подписаться

НАРОДНЫЙ РЕПОРТЕР

+ Добавить свою новость